Category: искусство

Война, покончившая с миром. Мультимедиа Арт Музей

Я очень люблю Мультимедиа Арт Музей. Это очень приятная и умная площадка. В прошлый раз я видела там волшебного Блюменфельда. Сегодня я побывала на выставке "Война, покончившая с миром", посвященная 100-летию Первой Мировой. Мне кажется, что не только для меня, но и для многих - это война темное пятно. Да была, да помню с чего началось. Но суть. Но ход войны...Очень туманно. А эта выставка как раз для того, чтобы все эти пробелы заполнить.

Начинается все с начала. То есть убийства Франца-Фердинанда гимназистом Гаврилой Принципом.
Фото с Фердинандом мне не удалось сфотографировать. Но поразительно. Вот он буквально за несколько часов до смерти. Такой живой и обыкновенный. А тут хватают этого 17-летнего юношу, который запустил историю многих десятилетий.

Collapse )

"Семейный портрет в интерьере" реж. Лукино Висконти, 1974

Оригинал взят у _arlekin_ в "Семейный портрет в интерьере" реж. Лукино Висконти, 1974
По телевизору показывают столько интересного, что хоть совсем из дому не выползай. Тем же воскресным вечером по Первому пустили "Тезок" Миры Наир, но сил у меня хватило только на полчаса. А "Семейный портрет в интерьере" я наконец-то посмотрел от начала до конца, собравшись с силами - Висконти и в целом итальянский кинематограф т.н. "золотого века" я с трудом воспринимаю, его пафос кажется мне примитивным, а форма, наоборот, неоправданно вычурной. Кроме того, конкретно у Висконти сложные философские проблемы обычно всего лишь декорируют самые примитивные импульсы и персонажей, и самого режиссера. В "Семейном портрете", как и в "Смерти в Венеции", как в "Гибели богов" принципиальное значемние имеет гомосексуальный контекст, тот факт, что Профессор, персонаж Берта Ланкастера, с первого взгляда начинает испытывать в Конраду (Хельмут Бергер - "муза" всех главных фильмов позднего Висконти) влечение отнюдь не чисто духовного характера. На то есть масса намеков, разбросанных по всей картине - и сцена, где профессор наблюдает, как Конрад принимает душ, и скупые воспоминания старца о неудачном браке, и сердечный приступ, разбивающий профессора сразу после смерти Конрада, и собственная амбивалентная сексуальность Конрада - в фильме есть также самая, может быть, эффектная сцена, где Конрад, Льетта и Стефано втроем танцуют обнаженными, а профессор опять-таки подглядывает за ними. И все прочие идеи и проблемы - социального, политического, нравственного, культурно-эстетического порядка - вращаются вокруг этого мотива, а поскольку он смазан, кино, для своего времени, может, и важное, сегодня, при всей визуальной роскоши, кажется не просто двусмысленным, но и пошловатым.

В детстве у меня была книжка Леонида Козлова "Лукино Висконти и его кинематограф" 1977 года издания (учительница по специальности в музыкальной школе подарила мне ее вместе с другой, "Бунюэль о Бунюэле"), а все издания такого рода в те времена рассчитывались в основном на читателей, у которых шанса посмотреть кино и получить собственные впечатления от него нет и не предвидится, поэтому в них, помимо методологически грамотного и небезынтересного даже с сегодняшних позиций разбора фильмов довольно подробно пересказывалось его содержание. Весьма показательно, как при пересказе автор - человек, еще раз подчеркну, очень грамотный в своем деле - обходит эти "острые" углы, к каким эвфемизмам он при этом прибегает: "Конрад неожиданно трогает глубиной и горечью внутренней жизни"; "Между стариком и Конрадом возникает взаимное тяготение, которое постоянно нарушается... шокирующими вольностями поведения молодых..." Однако не только канонами советского киноведения это продиктовано, но и спецификой кинематографа Висконти, определяющейся, свою очередь совсем не только требованиями времени.

В сравнении с тем, как я отношусь к творчеству Пазолини, Висконти я почти люблю, но у Пазолини гомосексуальные мотивы подаются неприкрыто, часто педалируются без особого внешнего повода (как, например, в "Декамероне") - и в этом есть некая художественная правда (которой мне, впрочем, недостаточно). У Висконти же они фарисейски прикрываются размышлениями о природе творчества, о роли интеллектуала в современном обществе и т.п. И как ни странно, в "Семейном портрете", явно вопреки замыслу автора, наиболее симпатичными - говорю лично за себя - оказываются не Профессор и не Конрад (духовное пробуждение альфонса, в недавнем прошлом - леворадикального активиста, а ныне - наркоторговца на содержании у престарелой маркизы, жены промышленника-фашиста, под влиянием музыки, живописи и всякого такого "аромата старой культуры" мне представляется просто смехотворным), и не пустышка Льетта, и даже не по-своему симпатичная в своих опереточных страданиях маркиза Бьянка (Сильвана Мангано), но Стефано, которого Козлов в своей книги характеризует как типаж наиболее "безнадежный", в нем, мол, нет никакой почвы для "духовного роста". А между тем именно Стефано, разоблачающий лицемерие жрущих из буржуйской кормушки борцов за счастье трудового народа - единственный в фильме, кто мыслит здраво и не стесняясь, не прикрываясь музыкой и живописью позапрошлого века, говорит, что думает. Ну и, помимо всего прочего, он тут самый молодой и самый красивый, а Бергер к моменту съемок "Семейного портрета" свой ресурс уже выработал.

Мой Париж


Мне 30 лет и только сейчас я решилась поехать в Париж. Меня останавливала куча вещей, в основном боязнь разочароваться. Это город, о котором я мечтала с детства, с Трех мушкетеров. Названия парижских улиц: Вожиар, Феру, Королевская площадь звучали как музыка. И мне казалось: "А вдруг реальность окажется плоской и унылой?" Но нельзя всю жизнь убегать от Парижа. И вот я съездила.
Collapse )

Отелло, реж. Ю. Бутусов, театр Сатирикон

Я пишу этот пост скорее для себя, чтобы разобраться в спектакле, не забыть детали. Хотя вообще его стоит пересмотреть через несколько месяцев.

Сцена спектакля заполнена десятками вещей, каждая из которых начинает работать в нужный момент (художник Александр Шишкин). Каждое ружье стреляет в свое время. Нас приветствуют по-немецки, своеобразным конферансье этого спектакля является Яго. по сути каждая сцена спектакля - это как отдельный номер. Перед нами модель для сборки. Иногда в ней оказываются совсем вставные номера, как например, памяти Краско (по-моему самый слабый и ненужный момент).

Яго (Тимофей Трибунцев). Почему он начинает это интригу? Психологически достоверного объяснения этому нет. Нет ненависти, все спокойно, по-деловому. Наверное самый прекрасный с ним отрывок, это когда он приходит домой, включает радио и жарит яичницу. Она шипит на сковородке, фыркает. И он так обыденно рассказывает свои "подозрения" Отелло. Зло без грома и молний, зло такое скучное. Но иногда оно вдруг оборачивается какие-то фееричным праздником. Яго получает от жены платок Дездемоны. И вдруг он из карманов достает и кидает в потолок один, второй, третий, десятки ярко-алых платков.

Кстати о Дездемоне (Марьяна Спивак). Очень интересно то, что мы почти всегда видим ее чужими глазами. Например, сцена в которой она впервые просит за Кассио. Отелло кажется, что к нему пришла холодная стерва: черный костюм, черный парик, жесткий голос. Или разговор о платки: перед ним не женщина, а кукла. А какая она на самом деле? После разговора с Отелло перед нами сидит устала женщина, разозленная, в истерике. Но нам дано увидеть и ее душу. Наверное самая сильная сцена спектакля - это обнаженный танец любви Отелло и Дездемоны. Я вообще всегда напрягаюсь, когда актеры на сцене раздеваются. Но тут - это было идеально. Денис Суханов (Отелло) обладает великолепным телом, которое кажется и создано, чтобы показывать его. В самый разгар интриги, в самый момент перед убийством на сцене они обнажают себя, и весь сюжет оказывается как будто наносным. Вот здесь правда, а то, что там в одежде, со словами - это игра.

Вообще понять, что есть игра, а что по-настоящему, мне не удается. Когда умирают Яго и Эмилия, они ложатся на сцене как куклы, на руках у них бирки. Может не было никакого Яго? И Отелло все это видит лишь в своем бреду? Как он видит измену Дездемоны.

Отдельный разговор об Отелло. Денис Суханов произвел на меня глубочайшее впечатление. Впервые я увидела молодого, изысканного, утонченного Отелло. Никакой брутальности. Его голос...Он меня просто влюбил в себя. Его сильнейшая сцена "Она меня за муки полюбила". Голос записан, актер молча ходит среди коробок-гробов. Мы все ждем, когда это произойдет. А из динамиков льется его бархатистый голос. Иногда он запинается, проглатывает слюну, дышит. Его дыхание передает нам как бешено стучит его сердце. И вот среди этих коробок-гробов он находит мягкую игрушку, которая забавно поет. Наверное когда-то он подарил ее Дездемоне. А сейчас он сморит на ее с умилением и тоской. Он включает ее раз, два. Эту паузу Отелло наполняет своей болью, которую я чувствовала даже в 20-м ряду.

Я начала смотреть спектакль холодно, без эмоциональной включенности. И минут 20 никак не могла понять, что происходит, почему такой Отелло. Почти раздраженно. Но в какой-то момент я потеряла ощущение реальности и влюбилась в этот спектакль. Безнадежно. По уши.

Мона Лиза с усами


Марсель Дюшан в 1919 году купил открытку с Моной Лизой и пририсовал ей усы и бородку. Это творение он назвал LHOOQ (elle a chaud au cul - у нее горячая задница).

В 1953 году году фотограф Филиип Альсман сделал фотомонтаж: снимок картины, на которой вместо лица Джоконды было лицо Сальвадора Дали.

В 1963 году Уорхол объединил распечатки портрета в композицию, названную "Тридцать лучшем, чем она".

Артю Пиксель одел Лизу в костюм Бэтмена, назвав эту работу "Бэмона Лиза".

"Евгений Онегин" театр им. Вахтангова


"Евгений Онегин" в театре Вахтангова - это спектакль-размышление-впечатления Римаса Туминаса от произведения Пушкина. Когда я смотрела его, мне казалось, что я знакомлюсь худруком Вахтанговского, умным, ироничным, смешливым, нежным человеком. Он завернул текст в свои фантазии. Все начинается со сценографии: огромное мутное зеркало отражает и олицетворяет мир. Когда погибает Ленский, оно сотрясается: мир на долю секунду, но потрясен тем, что умер человек. Все действие происходит в дымке. Очарованными глазами мы смотрит на романтическую историю: это решается даже пластически (посмотрите на фото). Но в спектакле много смешного и трогательного. Например, Ларины едут в Москву, а в метели они натыкаются на зайчика-попрыгайчика в балетной пачке, толстого и игривого. Или Татьяна знакомится с мужем и они вместе едят огромными ложками из одной банки варенья. Кстати Татьяна (Ольга Лерман) - это просто чудо, особенно в порывах любовной страсти. Это все о хорошем.
Collapse )

Сергей Чонишвили


Я вернулась со спектакля МХТ "Свидетель обвинения". Собственно пошла я туда только для того, чтобы посмотреть Сергея Чонишвили. Давно я уже не ощущала себя поклонницей актера и не возникало у меня желание дарить актеру цветы. А тут я почувствовала себя юной поклонницей. Очень торопилась перед спектаклем, чтобы успеть купить букет. Итак, гештальт закрыт. Эти цветы - это благодарность, это мое восхищение. Конечно, не про этот спектакль речь (режиссер спектакля Мари-Луиз Бишофберже - это ниже студенческого уровня). Но Сергей и здесь был очаровательным.

Мое обожание пришло после спектаклей "Метод Гренхольма" и "Идеальный муж". То есть все началось, конечно, в детстве. С демонического Владимира Шадурского. А детская любовь - это навсегда. Однако после "Петербургских тайн" внимание мое ушло. Видела какие-то сериалы, но не фиксировала внимание. А потом был спектакль "Метод Гренхольма" театра Наций. Шок! Я поняла, что он один из лучших современных российских актеров. Трагичный, глубокий, с обнаженным нервом. А его голос - это особая статья.

У каждого человека есть свои слабости. У меня - это красивые голоса. Если голос имеет хоть какую-то отличительную черту, я запоминаю его. А красивым голосом меня можно приворожить. Такого глубокого, выразительного, трогающего, доходящего до сердца голоса я не знаю больше. Мне даже реклама в его исполнении нравится.

Но вернусь к "Методу Гренхольма". Этот спектакль мне чертовски понравился. Было здорово, что я не знала пьесу и с финал стал для меня неожиданным. A’Propos, если не видели этот спектакль, сходите. Особенно он должен понравиться офисным работникам.

Следующее потрясение - это "Идеальный муж". Спектакль, который вызвал у меня, мягко говоря, не однозначные эмоции. Но второе действие, ("Дориан Грей") было действительно идеальным. Безупречным. И работа Чонишвили - чистый восторг. Я уже привыкла, что он умеет держать зал голосом, но держать его молчанием...Я считаю, что это - высшая проба. Быть интересным просто, когда стоишь. Я не знаю, как это создается, что про себя должен в это время думать актер, какие давать себе внутренние установки. Но отныне я поклонница Сергея Чонишвили.

Вне системы. К 150-летию К.С. Станиславского


Станиславский - это настолько "наше все", что у меня иногда закрадывается подозрение, что он родился и жил по специальному сценарию успешной жизни, где было предусмотрена и слава, и успех и попадание в учебники. В рамках юбилея это забронзовелость могла стать лютой.

Но за дело взялся Серебренников. В качестве драматургического материала - письма самого Станиславского, Немировича, Вахтангова, Чехова и др. В результате получился живой человек. Великий и смешной. Со своими ошибками, со своими драмами. Одна из самых сильных сцен - это когда Станиславский рассуждает о том, как в театре нужно вытирать лестницы,запирать двери и чистить парики, а Вахтангов, Мейерхольд, Сулержицкий и Чехов говорят о его гении, о значении его в мире театра. Прозаическое и высокое - это то, что с легкостью сочеталось в К.С. И режиссер Серебренников с легкостью манипулирует этими шариками как фокусник.

Для спектакля был приглашен актерский да и режиссерский цвет. Но поскольку это был не совсем спектакль, то актерское мастерство участников было не самым важным. Здесь работал масштаб личности. И по-моему на нужном уровне здесь говорили трое: Бартошевич, Табаков и Райкин. Собственно все участники делали одно зачитывали, а иногда наизусть читали письма воспоминания исторических деятелей. Но именно когда за Немировича читал Бартошевич я испытывала трепет и верила, что Станиславский был и все, о чем говорят на сцене правда было. То, что эти трое добавляли к текстам придавало действию на сцене нечто невероятно важное. Они имеют право читать за Станиславского, Немировича и Михоэлоса. Это люди одной крови).

Нет, были очень милые актерские работы: Полина Медведева, Евгений Миронов, Покровская, Тенякова. Серебренников в роли Мейерхольда был очень обаятелен. К сожалению, абсолютно никаким был Станиславский-Анатолий Белый. Казалось, что не очень выразительный диктор зачитывает новости.

На первой сцене, где Немирович-Вахтангов-Сулержицкий-Мейрхольд высказываются о КС спектакль немного забуксовал, и я подумала, что пришла на какую-то читку. Но потом спектакль обрел легкое дыхание и становился все интереснее. Все действие происходило на практически голой сцене МХТ и казалось, что я вижу все внутренности процесса. Такая игра на пределе искренности. А в финале, когда Станиславский умирает, сцену отгораживают белой стеной, и она как будто умирает.

Если честно, когда я шла на спектакль, то немного нервничала. Юбилейные мероприятия обычно такие юбилейные. Но я ошиблась. Мне было интересно.

«Старый сеньор и...»

Безымянный

Я в последнее время не очень много ходила в театр. Даже мысль об этом вызывала у меня тоску и какое-то ощущение...неправды и некрасоты. И тут меня позвали в театр Образцова. Перед спектаклем я попала на кукольную выставку, так что день получился вообще очень тематичным.

"Старый сеньор и" по рассказам Маркеса. 3 рассказа. Мрачные, на границе жизни и смерти. Я уже забыла, какие они театральные куклы. Знаете, такие большие, а лица кукол имеют выражение. Иногда кажется, что это люди. В одной из трех историй кукла мальчика-негра танцует. Я вижу, как руки актеров управляют телом куклы, но движения, танец так завораживают, что эти руки кажутся просто заботливыми руками взрослого, который поддерживает ребенка. Куклы могут молчать подолгу, и это все равно интересно. Куклы могут говорить, шутить.

Наверное самая яркая история - вторая, при том, что это монолог куклы. Старуха рассказывает, как когда-то в юности, когда она была красивой, на берег вынесло огромного, прекрасного мужчину. История чудесная, как впрочем и весь Маркес. Но дело не только в ней, а еще в руках. Руках куклы-старухи. Она перебирает маленьких куколок, которые помогают ей рассказать ее историю, курит, пьет чай, обрывает лепестки роз. Я как завороженная слежу за этими руками. Потом понимаю - это руки актера.

Но момент, который тронул меня больше всего - это начало первой истории. На землю попал ангел. Такой ободранный, старый. И он разглядывает свои потрепанные крылья. Он поднимает и опускает их, но из них только пух сыпется. Я не знаю, как это описать, но сердце сжимается.

В конце спектакля вышли актеры. Вот уж бескорыстный труд. Ведь герои не они, а куклы. Но особенно радостно было увидеть, что всеми этими прекрасными куклами управляют прекрасные молодые люди. Обаятельные, красивые. Я понимаю, что они могли быть и уродливыми, ведь они всегда в темноте. Но хорошо, что они такие. Прекрасные.

Выставка "Каландар" в музее Востока

Благодаря Алине оказалась на выставке "Каландар" четырех современных художников Узбекистана - Файзуллы Ахмадалиева, Бобура Исмаилова, Мурада Карабаева, Джамола Усманова. Если честно, я не знала, что Узбекистане есть живопись. А оказалась есть, и она просто замечательная. Я не умею объяснять, почему ли та или иная картина хороша. Но меня очаровала фантазия и стиль этих художников. Есть в них что-то завораживающее. С одной стороны глубоко национальное, но не просто копия стиля, а некое осмысление, поэтизация стиля.
Впрочем, смотрите сами.
IMG_1694[1]
Collapse )